И жизнь, и слезы, и любовь, №1

1 Цар. 17:45, 47
Дата: 02-10-2009 17:25  
А Давид отвечал Филистимлянину: ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских… и узнает весь этот сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа, и Он предаст вас в руки наши. (1 Цар. 17:45, 47).
Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять (Еф. 6:12-13).
В. Дорогие друзья, приглашаю вас пойти вместе со мной в долину дуба, что в 23 километрах к западу от Вифлеема, где собрались войска Филистимлян для войны с Саулом и его подданными (1 Цар. 17:1-2). Сразу скажу, нас мало интересуют воинственные враги Божьего народа, равно как и испуганные Израильские полки. Я хочу поближе познакомить вас с Давидом, молодым человеком с красивыми глазами и приятным лицом (1 Цар. 16:12). Но мы пришли слишком рано: Давида еще нет среди ощетинившихся копьями полков. В центре внимания - закованный в броню филистимский единоборец-великан по имени Голиаф, который уже больше месяца наводит страх на Саула и его армию. Но вдали уже виднеется фигура молодого пастуха с ношей сушеных зерен, хлебов и сыра. Пока он приближается к полю битвы, я поделюсь с вами своими планами.
Господь положил мне на сердце подготовить серию проповедей о Давиде. Рабочее название серии: «И жизнь, и слезы, и любовь…» Я еще не знаю, сколько их (проповедей) будет: наверное, не меньше десяти-двенадцати. Конечно, такую поучительную, интересную, захватывающую воображение биографию невозможно вместить даже в 60 проповедей (а Давиду посвящены примерно 60 глав Библии), но я боюсь утомить вас; не всякий выдержит долгий путь по горам и холмам Иудеи, особенно под палящим солнцем пустыни Негев. А жизнь Давида достойна нашего внимания. Подумайте хотя бы о таком факте: кроме самого Бога Отца и Иисуса в Библии ни о ком другом не говорится так много. В Новом Завете имя Давида упоминается 54 раза, а всего в Библии – 980 раз. (Для сравнения: имя Моисея – 389 раз, имя Авраама - 291). Мы читаем о Давиде как пастухе, военачальнике, царе, поэте музыканте. Давид был человеком, который, несмотря на поражения и личной жизни, назван мужем по сердцу Божию (Деян. 13:22). Сам Бог назвал его Своим рабом (2 Цар. 3:18). Христа называли Сыном Давида!
Давидом написаны многие Псалмы, примерно сто, - самая читаемая, самая любимая христианами часть Библии. В псалмах Давид выразил свои переживания, и эти переживания удивительным образом совпадают с нашими. Мы просим о прощении своих грехов словами 31-го или 50-го псалмов. В избытке чувств душа наша величит Господа стихами из его песен. И вообще, «калi Дух Гасподзень напаýняе меня, спявяю, малюся i плачу я, як Давiд». Недаром Господь назвал Давида «сладким певцом Израиля» (2 Цар. 23:1). Наверное, даже Господу было приятно слушать Давида. А как вы думаете, Ему приятно слушать песни, которые вы поете в собрании?.. А те, которые вы слушаете дома?
Сегодня мы будем чествовать Давида как победителя Голиафа. Он вступит в неравный бой и силой Божьей повергнет великана. Но борьба на этом не закончится: Давид будет бороться всю последующую жизнь, и не всегда так успешно. Борьба с Саулом, аммонитянами, сирийцами, Иоавом, борьба со своими детьми, наконец. А самая тяжелая – борьба с самим собой…
Но не упустите поединка. Давид уже в стане. Давид слышит, как смелый единоборец приглашает лучшего воина противников выйти ему навстречу, уверенный, что ни один израильтянин не сможет одолеть его. Тем более этот белокурый, без внешних признаков закаленного в боях воина, юноша. На взгляд Голиафа, каковы шансы на победу у Давида? Один к двум? Один к десяти?.. У него нет шансов! Присмотритесь к Голиафу: его рост около двух метров девяноста сантиметров. Вес доспехов – почти шестьдесят килограммов, и они покрывают все тело. Что может сделать «детский велосипед, ставший на пути самосвала?»
У Давида было предостаточно оснований для страха. «Неверие предупреждало, что Голиаф слишком велик, чтобы противостать ему; (но) вера утверждала, что Голиаф слишком большой, чтобы не попасть в него». И чем больше – тем легче попасть. И еще: Давид знал, что этот великан не больше Бога. Верою Давид победил Голиафа.
1) Сражение с Голиафом может стать прообразом нашей войны. (Об этом мы будем говорить в первой части нашей проповеди). Войны с миром, войны с дьяволом, с грехом, с самим собой, со своими похотями, наклонностями, со страхом (нет ли у вас страха, когда вы собираетесь свидетельствовать о Христе?) Эта война не всегда носит открытый характер - тем она опаснее.
2) Противостояние Давида и Голиафа также учит нас тому, что наша война – война Бога. Мы не сами сражаемся: Бог поборает за нас (Исх. 14:25). Дух Святой подкрепляет нас в немощах наших (Рим. 8:26). (Об этом – во второй части проповеди).
3) Триумф Давида убеждает нас, что и мы можем побеждать. Христианская жизнь – жизнь победы. Мы можем победить грех, искушение, зависть, недовольство. Мы можем победить похоть! Мы в армии Победителя Христа (Ин. 16:33). (Этим вдохновенным обетованием мы закончим проповедь).
1. Голиаф выходит навстречу: борьба христианина
Итак, вернемся на поле сражения, где две армии расположились в долине, с одной и другой ее стороны. Так стояли они друг против друга в течение сорока дней, не двигаясь с места. Ни одна сторона не хотела брать на себя риск и переходить в наступление, которое повлекло бы за собой необходимость сойти с горы и атаковать противника, окопавшегося на вершине. Атакующие должны были бы медленно карабкаться по отвесному склону и явились бы удобной мишенью для стрел противника, укрывшегося за скалами и кустарником. На душе у Саула было тяжело. Из стана филистимского каждый день, утром и вечером, выходил единоборец по имени Голиаф, великан из Гефа. Никто из сынов Израиля не был способен сойти навстречу ему и сразиться с ним, хотя Саул обещал одарить великим богатством всякого, кто вступит в единоборство. Спасение пришло лишь на сорок первый день в образе молодого пастушка Давида, сын Иессея из Вифлеема Иудейского.
Давид выглядел, как подросток, и его старшие братья, Елиав, Авинадав и Шамма, журили его, как проказливого ребенка. Заметьте, когда вы собираетесь совершить подвиг веры, всегда найдется брат или сестра, которые захотят поставить вас на место. Даже близкие родственники могут сделать это. Хорошо, что Давид не обратил внимания на слова старшего брата. Он просто игнорировал его.
Давид вступил в единоборство с Голиафом и победил. Увидев, что их силач умер, филистимляне побежали. После этого поднялись мужи Израильские и Иудейские с боевым кличем и гнали филистимлян до входа в долину и до ворот Аккарона. И падали поражаемые Филистимляне по дороге… (1 Цар. 17:51-52).

Жизнь верующего – жизнь борьбы. Идет великая брань между светом и тьмой… брань в духовном мире. Не брань с телом… не брань с уполномоченным по делам религий… «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф. 6:12).
Верующий борется с собой, своей ветхой природой (больше об этом в следующей проповеди), борется с диаволом, который ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить (1 Пет. 5:8). Иногда диавол принимает вид ангела света, выглядит, как свой (2 Кор. 11:14). Нужно разоблачить его, увидеть, откуда исходит опасность.
Верующий борется с соблазнами мира.
Мы знаем, что мир лежит во зле (1 Ин. 5:19). Мир не знает Бога и не хочет повиноваться Ему. В мире царствует грех. Не потому ли мы читаем о войнах, о насилии, видим, как распадаются семьи, страдают дети… Мир стремиться ввести и нас в грех, Нам нужно бодрствовать и молиться, чтобы не впасть в искушение (Мф. 26:41).
Говоря о мире, можно вспомнить, что раньше верующие видели в нем и его культуре враждебную систему ценностей. Особенно потому, что как граждане небесного царства терпели жестокие гонения за веру. Зарождение и распространение евангельского движения в Российской империи и позже в Советском Союзе происходило в контексте недоброжелательности, враждебности и противодействия. Гонения не прекращались, фактически, до конца 1980-х. Последний узник совести, одесский пресвитер Виталий Бойко, был выпущен на свободу лишь в 1989 году.

Понятно, что в таких условиях формировалась психология противостояния, конфронтации с миром. В популярных молодежных песнях тех времен с особой силой выражался призыв к «священной войне». Тексты были наполнены «военной» терминологией. В них часто встречаются такие слова как подвиг, испытание, борьба, отдать жизнь, армия, знамена, победа, брань. Два известных в среде евангельских христиан-баптистов гимна могут служить хорошим примером проникновения влияния идеи борьбы в собрания верующих. Один из них, написанный И.С. Прохановым, являлся своего рода гимном евангельского братства в первой трети XX века (сегодня он исполняется реже). Текст, конечно, не может передать всей динамики, которую придает ему выразительная мелодия, в данном случае с ярко выраженным маршевым ритмом.

За евангельскую веру,
За Христа мы постоим;
Следуя Его примеру,
Все вперед, вперед за Ним!
Жарок бой и страшно пламя
И колеблются места;
Подымите выше знамя
Победителя Христа.
Припев: Дружной, радостной семьею,
Как один Его народ,
Одним сердцем и душою
За Христом вперед, вперед!

Другая «военная» песня была написана Н.П. Храповым. Храпов сам много времени провел в тюрьмах и лагерях (в общей сложности больше 28 лет). Его песня (первоначально стихотворение) направлена непосредственно молодым людям, которые (вместе со взрослыми и пожилыми христианами) пели ее с большим воодушевлением, исполняясь решимостью бороться до конца. Помню, как воспевая подобные гимны (особенно в нелегально проводимых собраниях), мы соединялись духом с собиравшимися в катакомбах христианами первых веков, и, кажется, сами готовы были выходить на арену, не страшась кровожадных львов.

Привет вам, Христово цветущее племя,
Рожденное в бурях великой судьбой,
Вас грозно встречает последнее время,
Зовет на последний решительный бой!
Стеною стальною полки боевые
Неверье ведет к нам на лютую брань,
Сомкните ж теснее ряды молодые,
В решительной битве никто не отстань!

Такая борьба требовала полного посвящения и беззаветной преданности. Легких путей к победе быть не могло. Тексты песен предупреждали даже о возможном мученичестве за веру:

Сегодня сердца молодые пусть будут
В биенье одном на груди у Христа,
А завтра, быть может, кого и поднимут
Толпой разъяренной на древо креста!

В свою очередь, жизнь со Христом и мученичество за веру в Него представлялись самым лучшим выбором; смерть за Христа лучше жизни без Него. Название волнующей автобиографической повести Н. Храпова, в которой он рассказывает о своих страданиях за веру, так выражает эту мысль: «Счастье потерянной жизни». Соглашаясь с этим, словами еще одной популярной среди верующих периода гонений песни, братья и сестры заявляли:

Жить для Иисуса, с Ним умирать,
Лучшую долю можно ль желать?
Стоит смиряться, стоит бороться,
Стоит за это жизнь всю отдать.

Политические условия способствовали духовному отделению от мира, равно как и разрыву со светской культурой. Если же говорить о нашем времени, то понимание необходимости сдержанности в отношении светской культуры ослабело: мир перестал быть таким враждебным, каким он представлялся в годы гонений. Пусть неофициально, но позволительны разного рода светские развлечения: театры, кинотеатры, концертные залы, спортивные мероприятия. Отсутствие или наличие телевизора уже не является «торговой маркой» баптиста, а с распространением компьютеров и этот вопрос, в сущности, потерял актуальность.
Но размышляя об этом, наслаждаясь плодами светской культуры, я думаю: разве мир стал лучше? Разве мир не противостоит Богу? Разве вся мирская система ценностей не пропитана грехом? Разве в своей общей массе фильмы, книги, журналы учат тому, чему учил Христос в Нагорной проповеди – смирению, жертвенности, прощению? Или же они пропагандируют грех (те же разводы, нарушение супружеской верности), учат, что счастье в плотских удовольствиях, популярности, богатстве, внешней привлекательности? Разве в мире говорят о блаженстве чистых сердцем и нищих духом, о блаженстве полной зависимости от Бога?
Мир не стал менее враждебным. Он использует другие методы, опробует другие формы, может быть, более эффективные. Когда решался вопрос высылки Солженицына министр внутренних дел СССР Н.А. Щелоков предлагал другой вариант: дать квартиру, прописку, проявить внимание. Он считал, что не надо публично казнить врагов. Нужно душить их в объятиях.
Будем бодрствовать, чтобы мир не задушил нас в своих объятиях. Будем осторожны, потребляя блюда с его стола, пусть они и недорогие. Не забудем: жизнь христианина – жизнь борьбы.

2. Во имя Господа Саваофа: война Бога
Но что происходит на поле боя? Наступила тишина. Солдаты затаили дыхание. Не слышно лязга оружия. Взоры всех устремлены в долину. Там сходятся друг с другом Давид и Голиаф.

«Голиаф выглядит, как передвижная крепость. Тяжело ступая, он выходит навстречу Давиду и покрывает его оскорблениями и проклятиями от имени своих богов (1 Цар. 17:43).
Эта практика была характерной для подобных единоборств на Ближнем Востоке. Оскорбительная бравада была нацелена на устрашение и деморализацию противника. Но Давид не смутился и ответил: «Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил; ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою, и отдам трупы войска Филистимского птицам небесным и зверям земным, и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле; и узнает весь этот сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа, и Он предаст вас в руки наши (1 Цар. 17:45-47).

Моше Даян объясняет: Концепция Голиафа состояла в том, что сильный и лучше вооруженный воин является более эффективным представителем бога в сражении. Давид придерживается другого понимания. Если боги действительно сражаются друг с другом с помощью человеческих посредников, то сила и оружие воюющих на земле сторон не имеет значения. Уверенность в победе строится не на собственных возможностях, а на возможностях Яхве. Это не война Давида и Голиафа. Это война Господа Бога и Дагона». (Интересно, понял ли этот аргумент Голиаф?)

Давид уповает на Бога. Он постоянно говорит о Боге. Он постоянно ссылается на Бога. Он надеется на Бога. Воины даже не вспоминают о Нем, братья Давида не произносят Его имени, но Давид начинает говорить о Нем, как только приходит в стан. С царем Саулом он говорит о том же. «Господь, Который избавлял меня от льва и медведя, избавит меня и от руки этого филистимлянина» (1 Цар. 17:37).
Никогда не забывайте, братья и сестры: идет война в духовном мире. Наша борьба не против крови и плоти… И для победы над этим духовным врагом предлагается и духовное всеоружие Божие: броня праведности, шлем спасения, меч духовный, который есть Слово Божие. «Ибо мы, ходя во плоти, не по плоти воинствуем: оружие воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь» (2 Кор. 10:3-4).

«Саул одел Давида в свои доспехи, и возложил на голову его медный шлем, надел на него броню и благословил его (1 Цар. 17:38-39). Боевые доспехи придали Давиду героический вид. Но это не вселило уверенности в его сердце. Он чувствовал себя так, словно его сковали по рукам и ногам. Он утратил свободу движения. В таком боевом одеянии он никогда не мог бы взять верх над львом и медведем. Давид снял шлем и панцирь и вернул их Саулу. Он собирался не обороняться, а нападать - выбежать вперед, перехитрить врага, поразить его, добить.
Своим оружием Давид сделал пращу: кусок кожи с прикрепленными к обоим концам его толстыми льняными бечевками. Праща – не очень впечатляющее оружие, но нет лучше ее для метания камней (пожалуй, опаснее рогатки деревенского хулигана). Надо размахивать пращой, наращивая скорость, и в подходящий момент отпустить одну из бечевок. Камень, высвободившись из кожаной 'сумы', летит с огромной скоростью к цели (щитоносец не может уследить за ним) и поражает ее с немыслимой силой. Так и сделал Давид, а Голиаф в своей самонадеянности даже не заметил пращи; он обратил внимание только на палку.

Праща может стать символом оружия, которое мы используем в противостоянии с грехом. Апостол говорит: «Мы, ходя во плоти, не по плоти воинствуем» (2 Кор. 10:3). Как, например, мы побеждаем зло? «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12:21). Поступая так, мы непобедимы, замечает Г.К. Крючков. Тебя бьют, но в духе ты крепче любого злодея. Против добра у него нет аргументов.

3аключение. Голиаф сражен: победа возможна

Победа Давида над Голиафом стала символом победы слабого над сильным, немногих над многими, победы духа, дерзания и веры над грубой физической силой и оружием. Она должна стать прообразом нашей победы над злом. Мы тоже побеждаем упованием на Бога. И только. А если ты не живешь с Богом, не пребываешь в С(с)лове, не проводишь время с Богом в молитве, не стремишься к исполнению Его заповедей, и, хуже того, если питаешь ум рожками мира, не удивляйся, что придется убегать от Голиафа. И это при том, что Господь дает власть наступать на… всю силу вражью» (Лк. 10:19).

«И говорили Израильтяне: видите этого выступающего человека? Он выступает, чтобы поносить Израиля. Если бы кто убил его, одарил бы того царь великим богатством, и дочь свою выдал бы за него, и дом отца его сделал бы свободным в Израиле» (1 Цар. 19:25).
Господь сделает больше. «Побеждающий будет вкушать сокровенную манну» (Отк. 2:17). «Побеждающий облечется в белые одежды» и имя его не будет изглажено из книги жизни (Отк. 3:5).
Дорогой друг, твоей сердце – поле битвы. Каждый день ты борешься с искушениями мира. (Соблазны приходят через глаза, уши, руки.) Каждый день ты борешься со своей ленью, или неуверенностью, или стыдом (стыдно покаяться перед Богом и церковью!), или похотью, или пристрастием к какому-то греху. Каждый день ты слышишь страшный голос своего Голиафа… Готов ли ты выйти ему навстречу, или уже перестал бороться? Или убегаешь, как воины Саула? А твой Голиаф смеется над тобой.

Жизнь христианина – жизнь борьбы. И победа возможна. И победа уже одержана Христом.

Может быть, после победы над Голиафом Давид сочинил очередной псалом. В сердце мы можем присоединиться к словами Давида: «Господь - свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь крепость жизни моей: кого мне страшиться? Если будут наступать на меня злодеи, противники и враги мои, чтобы пожрать плоть мою, то они сами преткнутся и падут. Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое; если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться» (Пс. 26:1-3).
Благослови вас Бог бороться и побеждать.
 
Комментарии отсутствуют
Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи