Библия в традиционном богослужении

Дата: 05-03-2011 13:33  
Важность Библии в богослужении (и жизни)
Традиционное баптистское богослужение (противопоставляя себя литургической практике православной церкви) утверждает вербальный подход к богослужению. Ритуалы, символы, цвета, образы, запахи уступают слову в передаче и объяснении истины. Не «священнодействия» и ритуалы являются основой собрания, а слово, молитва и пение, но слово из них больше. Фокус собрания направлен на текст; центральное место в собрании занимает Библия и ее провозглашение. Пространство богослужения, часто заполненное текстами Библии, заменяющими иконы и картины с изображениями святых, отражает и первенство слова в месте поклонения. Расположение кафедры в центре (реже – в углу зала) «возвышенности» (и часто ее размеры) усиливают впечатление. Строгий текст на кафедре – «Место, на котором ты стоишь, свято» - призван вызывать благоговение и чувство ответственности проповедника.
Священное Писание заполняет не только пространство (в виде текстов Библии на стенах), время (в виде чтения и проповеди), но и сердца участников. В своих песнях «следующие Библии» христиане выражают подчас сентиментальную и нежную любовь к этой чудесной книге:
О святая и живая книга Божия, люблю, люблю тебя!
Ты дороже с каждым днем И ведешь прямым путем
К чудной Родине, где ждет Господь меня.


Об исключительной ценности Библии в духовной жизни верующих говорят слова еще одной известной песни. (Недостаток Библий, который евангельские верующие испытывали вплоть до перестройки, трудности, связанные с ее приобретением, часто нелегальным путем, лишь усиливали чувства поющих).

Навеки не оставлю святую Библию;
Я в ней нашел спасенье и радость вечную…
Я ей лишь доверяю, в ней истина и свет,
Она - источник жизни, ей в мире равной нет.
Припев: Никогда, никогда я Библию не оставлю,
Никогда, никогда, эту книгу Божию.


Ценность Библии в богослужении выражается в значении, которое придается служение слова. Опросы служителей и членов церквей показывают, что самым ценным и важным из компонентов собраниях считается проповедь («хорошая проповедь»!), а ей значительно уступают молитва и пение. Проповедь (Слова) занимает в традиционном собрании больше времени, чем любой другой компонент. Как замечает автор изданной для русскоязычных читателей книги по гомилетике, «Проповедь – это и есть собственно богослужение». (Н. Александренко). По мнению А. Карева, «проповедь является основным священнодействием новозаветной Церкви». Другой учитель и проповедник развивает идею: «Чтение Слова Божия, поучение и наставление являются основой богослужений общин верующих, которые имеют непосредственное начало во времена апостолов (Деян. 2:43), и для нас верующих христиан должны являться центральной частью наших богослужений». Слово наполняет и связывает другие компоненты: согласно теме проповеди подбираются песни и в молитвах члены церкви просят у Бога силы «исполнить сказанное братьями». Таким образом баптистское собрание становится служением слова в контексте молитвы и пения.
Авторитет Библии в собрании обусловлен пониманием баптистами спасительной функции Священных Писаний и их сверхъестественной природы: Библия и Слово Божие рассматриваются как взаимозаменяемые понятия. Напряженность в отношениях с пятидесятниками (на этом фоне давний конфликт с православными потерял свою актуальность) усиливает акцент на Библии как объективном Божьем откровении и руководстве, которым другие виды откровения проверяются. Через проповедь слушатели получают спасение. Именно Слово Божие названо первым благодатным средством (становится средством благодати), которым Бог привлекает к Себе грешников, потому что им человек (1) пробуждается от своего глубокого греховного сна (2), сознает свои грехи и свою виновность и сердечно раскаивается в них (Исповедание веры Н.В. Одинцова, 1928 г.)
Святая Библия одна Исправить жизнь людей сильна.
И в ней мы видим, как за нас Страдал Спаситель в скорбный час.
Святая Библия одна Несет нам весть, что жизнь дана
В любви Отца, в крови Христа, В скорбях Голгофского креста.
Причины
Итак, содержание, структура, равно как и оформление домов молитвы свидетельствуют о решающей роли Библии в традиционном богослужении. Утверждение этого факта ведет нас к вопросу об исторических и богословских причинах библиоцентричности. Основными назовем религиозный контекст, деноминационный фактор и идейную основу евангельского движения.
Первые евангельские верующие, в том числе вышедшие из православия, обращали внимание на катастрофическое положение в вопросе знания Библии и равнодушие к Священному Писанию среди православных прихожан, отмечая, что «все служение перешло в обрядность, церемонии, все покоилось на невежестве и извечной тяге к поклонению осязаемым предметам, к поклонению угодникам и мощам». Характерен случай, записанный В. Марцинковским. После революции 1917 г. он ехал в вагоне с красногвардейцами. Один из солдат похвалялся грабежами и убийствами, в которых он участвовал во время революции. Автор пишет:
Я не выдержал, встал из своего уголка и спросил рассказчика: «Разве Христос в Евангелии учит так делать?»
- А нешто мы его читали? Мы только крышку Евангелия целовали… А что в ём писано, того не знаем.
«Религиозное неведение народа, - по оценке Проханова, - доходит до невероятного. Если вы спросите кого-нибудь: «Кто важнее, Святой Николай или Христос?», то вы в большинстве случаев получите ответ: «Конечно, Святой Николай». Даже апологет православия (Н.С. Лесков) в мягкой форме признает наличие этой проблемы: «У русского народа хорошая и теплая вера [лучше подошло бы «бедная вера»], хотя он в большинстве и не сведущ в Писании…»
На самом деле в православном богослужении много библейских текстов (вдобавок оно изображает Евангелие). Библейские тексты составляют важную часть служб, а течение церковного года в храме прочитываются книги Нового Завета (кроме Откровения), а также полностью и частично многие книги Ветхого Завета. За одну неделю (если служба проходит ежедневно) в соборе может быть полностью прочитан Псалтирь. Многие тексты регулярно повторяются: блаженства (Мф. 5:3-16), молитва «Отче наш» (Мф. 6:9-13) и др. Но некоторые характеристики слушателей и особенности литургии не позволяли (и не позволяют сегодня) воспользоваться богатством содержания.
Во-первых, Библия в православии не является единственным основанием веры и практики, и, следовательно, не требует к себе особого внимания. Во-вторых, абсолютное большинство прихожан не имело возможности (или желания) посещать все богослужения, чтобы проследить последовательность чтения и связать в уме отдельные отрывки Писания. В-третьих, Библия не стала настольной книгой православных и провал в личном поклонении отрицательно сказывался на готовности к общему собранию. В-четвертых, тексты читались на церковнославянском языке, который больше подходит для создания таинственности, чем передачи библейской вести. В-пятых, к чтению не присоединяли толкование, потому народ не понимал прочитанное. В-шестых, в связи с литургией прихожане не видели нужды в чтении Библии и ее понимании; богослужение в их понимании заключалось в выполнении определенных обрядов (популярное выражение - «поставить свечку»), участии в таинстве, а не рациональном постижении и понимании веры.
Но основная проблема заключается в том, что православная служба, в сущности, не предназначена для обучения Библии по своей природе. Как метко заметил один исследователь, мистическая, апофатическая и литургическая природа православного богослужения скрывает весть спасения под тщательно разработанными ритуалами и невербальными средствами коммуникации, так что смысл евангельской вести остается закрытым. На самом деле присутствие, сокрушение и умиление, трепет перед тайной для присутствующих важнее понимания Библии.
Мнение евангельских верующих о роли Библии в православии хорошо выразил Марцинковский: «Без живого Божьего Слова православие, точнее сказать, все ценное в нем, прекрасное в мечте и созерцании, не может перейти в праводействие; лишь Божье слово рождает души живые; без покаяния и возрождения человека небо не может сочетаться с землей». И.С. Проханов объяснял: «Каким бы величественным и помпезным не были <…> служение и ритуалы, и какими бы прекрасными ни были древние храмы, если народ не знает Слова Божьего и не живет согласно Библии, то и не может быть настоящей духовной жизни среди русских людей».
Выступая против православной обрядности, которая рассматривалась как «отступление от первохристианской церкви апостольского периода, когда не было религиозного ритуала», апологеты евангельского стиля богослужения подчеркивали важность «глубокого исследования Священного Писания», и благоговейное и ревностное изучение Писания стало неотъемлемой частью личного и церковного поклонения в баптистских церквах.
Православный контекст был решающим, но не единственным фактором, обусловившим библиоцентричность. «Негативной идентичности» сопутствовал деноминационный фактор, процесс самоопределения и осознания себя частью протестантской или реформаторской (в широком смысле) традиции с ее упором на Слово, или признание участия в наследии радикальной реформации, в которой нет «отцов», нет традиции, нет других авторитетов и источников веры, кроме Библии.
Конкретные примеры опосредованной связи с баптистским наследием могут включать в себя внимание к толкованию Библии и славную традицию проповеди среди английских баптистов, серьезное отношение к вероучению (а, значит, и к источнику вероучения) в практике немецких баптистов, опыт евангелизационных проповедей в Америке и Англии, подражание практике богослужений (использования Библии в богослужениях) в церквах Германии, Англии, Америке, в которых белорусские баптисты уверовали или которые посещали.
Внимание к Библии в богослужении также обусловлено идеологической (богословской) основой евангельского движения, черпавшего силу в призывах к возвращению к практике новозаветной церкви. Следование «апостольскому христианству» побуждало собираться «вокруг Слова Божья, передаваемого апостолами, а затем их преемниками». (Каждый верующий имеет право и обязанность изучать Библию). В свою очередь толкование Библии в собраниях, изучение на разборах и постоянное чтение ее дома (опять же, в подражание первым верующих) способствовали библейской грамотности широкого круга евангельских верующих (по крайней мере, на уровне знакомства с фактами). Добротное знание текста (которое и сегодня является большой редкостью среди считающих себя православными) позволяло отвечать на обвинения родственников и односельчан, вступать в споры с православными миссионерами, когда нужно было оправдать категорический отказ от практики, «не соответствующей Писанию».

Проблемы
Анализ поклонения в баптистских церквах дает достаточно оснований для утверждения библиоцентричности, но он вскрывает и проблемы, связанные с этой характеристикой, начиная с внутреннего конфликта (напряженность между декларируемой и фактической ролью Библии) и продолжая сдвигом от Библии к проповеди и субъективностью в толковании Писания (или фактическим отсутствием такового).
Суть в том, что претензия на библиоцентричность не всегда подтверждается содержанием собрания. Хотя баптисты называют себя «людьми книги», часто очень мало текстов Библии можно услышать за время собрания. Например, за четыре собрания (три проповеди в каждом) в одной церкви прозвучали следующие тексты: Иер. 24; 29:7; Пс. 91:13-16; Мф. 12:15-21; Ин. 1:40-42; Деян. 2:42-47; Рим. 8:2-6; Еф. 2:11-12; 2:13; 3:14-21; Флп. 4:4-7; Отк. 14:14-16. (Дополнительно проповедники читали отдельные стихи в подтверждение своих мыслей). Этого не так много для восьми часов собраний. Кроме того, поскольку выбор теста обусловлен предпочтениями и интересами проповедника (вдохновением Свыше?) некоторые книги или тексты могут быть надолго забыты, так что проповедники уже не возвещают всю волю Божию (Деян. 20:27). Результат такой свободы не приведет к положительным последствиям.
Другая проблема связан со сдвигом от Библии к объяснению Библии, или от библиоцентричности к проповеди-центричности. Хотя проповедь занимает выдающееся место в собрании, она, к сожалению, может содержать только пару стихов из Библии или иметь мало общего с библейским текстом или библейским учением (библейская фразеология еще не говорит о подлинно библейском мышлении), поэтому вместо Бога в собрании говорит проповедник. Если при практически полном отсутствии вспомогательной литературы и невозможности получить духовное образование (до начала перестройки) некоторые проповедники просто пересказывали тексты Библии, то сейчас они наполняют проповедь цитатами из толкований Баркли, данными историко-культурного анализа, которые часто затемняют смысл послания. Положительным (не обязательно уместным и назидательным) можно считать в данном случае использование примеров из Библии. Именно к Библии чаще всего обращаются проповедники в поисках иллюстраций. С другой стороны, внимание к буквальному значению текста не позволяет проявиться принципу библиоцентричности, проповедовать именно Слово Божие. Часто проповедники обращают внимание на отдельные выражения, аллегоризируют, стараясь раскрыть их духовный смысл, и упускают смысл текста в контексте Библии.
Несколько моментов в славянской традиции не позволяют воспользоваться преимуществами серьезного исследования Библии, и, соответственно, проповеди Слова Божия. Первый – внимание к опыту, личности в ущерб знанию текста. Компетентность находится в тени примерной христианской жизни. Проповедником может быть «хороший человек», который между тем не заинтересован в серьезном изучении Библии, но любит проповедовать (увы, не всегда можно предложить альтернативу).
Вторая проблема – неправильное понимание разума (использования разума). В русскоязычной баптистской традиции распространена идея превосходства интуитивного познания истины перед аналитическим. Лучший Учитель всех времен – Дух Святой – может непосредственно наставить на истину, поэтому усилия разума излишни и даже могут воспрепятствовать работе просвещению Духа. В результате то, что проповедник говорит без подготовки, может считаться произведением Духа.
Третий момент, особенно проявляющийся в баптистских церквах, испытывающих влияние пятидесятнической традиции, - своеобразное понимание роли Духа Святого и смешение концепций вдохновения. Предполагается, что Дух Святой действует только во время богослужения, но Ему отказано в служении в процессе подготовки к проповеди/собранию («предварительная программа – смирительная рубашка для Духа Святого»). В результате, Дух может нести ответственность за неудачу в проповеди («не вдохновил»).
Укреплению позиций Библии могут служить возрождение древней практики чтения Писания, практики библейской проповеди и насыщение Библией других компонентов собрания.
Во-первых, в соответствии с признанием формирующей роли Библии, ее нужно читать в собрании. (Чтение в новых переводах может быть весьма вдохновляющим). Чтение может состоять из одной главы Евангелия (утром) и Посланий (вечером) с последующим очень кратким объяснением, если необходимо (некоторые црекви уже делают что-то подобное). (План чтения желательно разрабатывать минимум на год). Кроме того, перед молитвой (призывом к поклонению) или пением могут читаться соответствующие теме отрывки Писания (прежде всего из Псалмов). В заключение собрания могут звучать библейские благословения и пожелания из Псалмов или Посланий.
План чтения в свое очередь может повлиять на проповеди, и церковь преодолеет ограниченность личного «канона проповедника». Внимание к чтению Библии в проповеди, и, собственно, возрождение библейской проповеди (раскрытие Слова воплощенного через Слово написанное и проповедь благодати!) позволит увидеть Библию как живое и целительное послание, слово от Бога на каждый день. (Осмысленное и аккуратное использование экспозиционной проповеди рекомендовано).

Возвышение Библии в собрании может продолжиться через насыщение Библией других компонентов собрания. В частности, могут быть с этой точки зрения пересмотрены гимны общины. Гимны, используемые в традиционном собрании, в основном написаны в XIX – первой трети XX века; многие из них передают субъективное восприятие жертвы и страданий Спасителя, в них делается упор на личные переживания, а богословской составляющей не уделяется достаточно внимания (хотя предполагается, что все они основаны на Библии и «в основании каждого из них положен тот или другой текст из Священного Писания»). Вынося из сокровищницы старое (чувственное и эмпирическое выражение веры в гимнах), можно к нему добавить и новое (доктринальное выражение веры). Кроме того, нужно обратить внимание на Псалтирь как на сборник гимнов, петь Псалмы, приспосабливая их к современным формам поэзии. Подобным образом принцип насыщения Библией может быть применен к сбору пожертвованиям (чтение уместных текстов перед сбором), молитвам, другим компонентам.

Вместе с тем, богослужение может обогащаться невербальными способами свидетельства, поскольку чрезмерный упор на тексте может вести к пренебрежению другими способами передачи истины. Мы говорим о церковных установлениях (священнодействиях?) и искусстве, которые могут на других уровнях, обращаясь к другим органам чувств доносить библейскую истину до разных в своем восприятии истины людей. Таким образом, направленное на Бога, открывающего Духом Святым через Библию Свою волю и открывающего Себя через умершего и воскресшего Христа, собрание вокруг Библии приведет поклоняющихся в общение с Отцом, Сыном и Духом Святым, а также друг с другом.
 
Комментарии отсутствуют
Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи