Давид: строительство храма

Дата: 16-10-2012 13:14  
Когда царь жил в доме своем, и Господь успокоил его от всех окрестных врагов его, тогда
сказал царь пророку Нафану: вот, я живу в доме кедровом, а ковчег Божий находится под шатром. И
сказал Нафан царю: все, что у тебя на сердце, иди, делай; ибо Господь с тобою (2 Цар. 7:1-3).
По всему велик Ты, Господи мой, Господи! ибо нет подобного Тебе и нет Бога, кроме Тебя, по
всему, что слышали мы своими ушами... И ныне начни и благослови дом раба Твоего, чтоб он был вечно
пред лицем Твоим, ибо Ты, Господи мой, Господи, возвестил это, и благословением Твоим соделается
дом раба Твоего благословенным во веки
(2 Цар. 7:22, 29).

Жизнь Давида – богатая и насыщенная. Она представляет собой череду побед и поражений,
взлетов и падений, восторгов и разочарований. Как и наша жизнь.
С радостным предвкушением приступаю к седьмой главе 2 книги Царей, чтобы узнать, что у
Давида на сердце, какие мысли занимают его голову, чему он научит нас сегодня. Признаюсь, иногда
уроки его жизни неожиданны для меня самого, и, начиная готовить очередную проповедь, я не знаю, как
она закончится. У вас бывает такое?
Впрочем, в подобной ситуации оказывается каждый, кто изучает Библию. Он напоминает
поднимающегося на возвышенность путешественника. Что он увидит с холма в незнакомой местности?
Может, извилистую реку, может, тихое озеро, может, цветущую долину, а, возможно, заснеженную
вершину вдали.
А бывает наоборот. Проповедник знает, о чем будет говорить. Все, что ему нужно, подобрать
стихи, которые бы подтвердили его мысли.
Наверное, это неправильно. Надо быть открытым к воздействию Духа, к откровению Свыше,
даже если нам придется поменять свое мнение.

Сегодня мы будем говорить о желании Давида, о том, что Давид хотел сделать для Господа.
У каждого из нас есть свои планы, цели, мы стремимся чего-то достичь. Говорят, что есть жизненный
минимум у мужчин: построить дом, посадить дерево, вырастить сына. Современный вариант выглядит
проще – зачем напрягаться: посадить кактус, сколотить скворечник и вырастить хомячка. Мы разучились
ставить грандиозные цели, стремиться к великому, ожидать великого от Господа.

1. Желание Давида построить дом Богу (неисполнившееся желание)
Какое желание было на сердце Давида?
Когда царь жил в доме своем, и Господь успокоил его от всех окрестных врагов его, тогда
сказал царь пророку Нафану: вот, я живу в доме кедровом, а ковчег Божий находится под шатром (2
Цар. 7:1-2).
Давид смущен. Ковчег завета находится в переносной палатке, в скинии. Разве это нормально?
Разве может Давид жить в блестящем и роскошном дворце, когда Господь ютится в походном шатре?
Дело не в том, что Давид жил в богатом доме. Если Господь благословляет, мы с радостью
принимаем Его дары: машины, дома, мебель. Но если мы увеличиваем расходы на себя, если тратим
больше на свой комфорт, на удобства, нужно в большей мере увеличивать пожертвования на дело Божье.
Здесь я думаю о сетях десятины, в которых запутались многие из нас. Мы часто довольствуемся
десятиной, даже если наш доход увеличивается. Но если мы больше тратим на себя, процент
пожертвований, наверное, должен расти. А закон порабощает, ограничивает. Следуя закону, мы
попадаем в ловушку.

У Давида могли быть и другие причины. Как и всякий из нас, он хотел оставить добрый
след. После сорока особенно задумываешься над этим: что ты оставил после себя? Многие правители
отмечали свое царствование грандиозными строительными проектами: воздвигали пирамиды, арки,
соборы, ледовые дворцы... Храм мог стать памятником того, что сделал Господь для Давида. Его бы
назвали «храмом Давида».
«И сказал Нафан царю: все, что у тебя на сердце, иди, делай; ибо Господь с тобою» (1 Цар. 7:3).
Давид уснул в прекрасном расположении духа, но утром Нафан пришел с другим известием, со Словом
от Бога. То, вчерашнее, было просто словом пророка. Пророки всего не знают, если Бог не откроет.

Господь говорит, что Ему, по большому счету, дом не нужен. «Бог, сотворивший мир и все,
что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет» (Деян. 17:24). Его
невозможно вместить в какое-то здание. На самом деле, дом нужен нам.

Интересно, что долгое время христиане не строили храмов/домов молитвы и не имели культа в
обычном смысле. (Не случайно первыми обвинениями против них были обвинения в атеизме.) Но двести
лет, когда первые христиане не имели церковных зданий, были периодом наибольшего распространения
Церкви, потому что не было искушения закрыть христианство в стенах дома. Позже эсхатологическое
напряжение ослабло, христиане начали обживаться на земле, появились храмы, и христианство стало
ассоциироваться уже не с образом жизни, а со зданиями.

Господу не нужен храм, но в данном случае была еще одна причина. Позже ее раскрыл сам
Давид. «Было ко мне слово Господне, и сказано: "ты пролил много крови и вел большие войны; ты не
должен строить дома имени Моему» (1 Пар. 22:8).
Храм символизирует собой поклонение и мир. Давид же - муж брани, муж войны, полководец, а
не строитель. Поэтому храм построит его сын, человек мирный (1 Пар. 22:9-10). (Имя «Соломон»
значит «мирный»). Давид пролил слишком много крови.
Правда, в храме тоже проливается кровь, но кровь животных. И это кровопролитие направлено на
примирение, а не на уничтожение.

2. Обещание Бога построить дом Давиду
Но повествование не заканчивается. Ведь у Бога есть Свой план, Свое желание. На наше
желание делать добро Он отвечает еще большим добром. Господь говорит, что Он Сам устроит Давиду
дом, причем такой, который будет стоять вечно, т.е. Господь упрочит Его царство, Его династию. «Когда
же исполнятся дни твои, и ты почиешь с отцами твоими, то Я восставлю после тебя семя твое, которое
произойдет из чресл твоих, и упрочу царство его. Он построит дом имени Моему, и Я утвержу престол
царства его на веки» (2 Цар. 7:12-13).

Не было храма Давидова. Храм как здание построил Соломон. Кстати, а где этот храм? Через
365 лет он был разрушен Навуходоносором. Потом, примерно через 70 лет, его отстроил Зоровавель. Но
в результате нашествий храм сильно обветшал, и его уже в большем великолепии восстановил Ирод. А
через лет сорок после смерти Христа храм снова был разрушен, уже римлянами.

Бог предлагает Давиду храм, который невозможно разрушить. Он устраивает дом Давиду в
Сыне Давидовом, Иисусе Христа. Давид хотел, чтобы храм стал местом встречи святого Бога и грешного
человека, но у Бога был лучший план. Иисус Христос, Сын Давидов, пришел на землю, страдал, умер
и воскрес, чтобы восстановить связь с Богом, чтобы благословение Авраамово распространилось не
только на тех, кто приходил или сегодня пришел бы в храм Соломона, но и на великое множество людей,
которые никогда бы не смогли посетить храм, которых никогда бы не вместил никакой храм.

Что касается памятника, то и он остался. Разве та же книга Псалмов – не лучшая память о
Давиде? Разве в тысячах храмов и домов молитвы христиане сегодня не читают и поют псалмы Давида?
Разве люди из каждого колена, племени и языка сегодня не находят утешение, читая Псалтирь? Я
уверен, когда Давид между делом сочинял псалмы, он даже не думал о том, что это дело намного важнее
величественного строения из кедра и золота. (О, если бы мы знали, что именно важно для Господа!)
Кстати, о музыке. В истории церкви были периоды, когда пели только библейские псалмы.
Сегодня мы поем почти все, кроме псалмов Давида.

Давида не огорчил отказ Господа. Наоборот. Слыша об обещанных благословениях, он пошел «и
предстал пред лицем Господа, и сказал: кто я, Господи, Господи, и что такое дом мой, что Ты меня так
возвеличил! И этого еще мало показалось в очах Твоих, Господи мой, Господи; но Ты возвестил еще о
доме раба Твоего вдаль»1 (2 Цар. 7:18-19).
Давид настолько поражен Божьим обещанием, что снова и снова возвращается к этой теме. Ибо
завет вечный положил Он со мною, твердый и непреложный (2 Цар. 23:5).
Господь с нами заключил вечный завет…
Я обычно заключаю с сотрудниками заветы (договоры) на год, потом они продлеваются. Еще ни
с кем вечный завет я не заключал. Я сам не вечный.

От мессианского завета с Адамом (Быт. 3:15), Авраамом (Быт. 22:18) и Иаковом (Быт. 49:10) мы приходим к Давиду. Родословная Мессии
продолжается. Многие отцы церкви даже трактуют следующее выражение девятнадцатого стиха - «это уже по-человечески» - как пророческое
предвидение Давидом непосредственного воплощения Божьего в Своем Помазаннике. (Или в том смысле, что Бог сошел к немощи человечской).

А Господь заключает завет вечный. Конечно, Он рискует, ведь я человек несовершенный.
Он мог бы заключить со мной завет на года три-четыре, а потом, в соответствие с моим поведением,
продлить договор. Но Он заключает завет вечный. Более того, Он скрепляет завет Кровию Господа
нашего Иисуса Христа (Евр. 13:20). Можно ли найти печать надежнее?

3. Начало осуществления мечты
У каждого из нас могут быть хорошие желания, которые Господь не исполняет. Но что мы
делаем, когда планы рушатся? Как мы ведем себя? Готовы ли соглашаться с Господом, когда Он
закрывает двери? Готовы ли пожертвовать своими планами ради Его планов? Как апостол Павел. Дух
Святой не допустил Павла и его спутников в Асию. Они направились в Вифинию. Дух не допустил их и
туда (Деян. 16:6-7). И они прислушались к голосу Духа.
Давид соглашается с Господом и не
опускает руки. Он решает помочь Соломону
осуществить свою мечту.
«И приказал Давид собрать пришельцев, находившихся в земле Израильской, и поставил
каменотесов, чтобы обтесывать камни для построения дома Божия. И множество железа для гвоздей к
дверям ворот и для связей заготовил Давид, и множество меди без весу, и кедровых дерев без счету…
И сказал Давид: Соломон, сын мой, молод и малосилен, а дом, который следует выстроить для Господа,
должен быть весьма величествен, на славу и украшение пред всеми землями: итак буду я заготовлять для
него. И заготовил Давид до смерти своей много» (1 Пар. 22:2-5).
Что значит «много»? Как скромно признает Давид, «я, при скудости моей приготовил для
дома Господня сто тысяч талантов золота и тысячу тысяч талантов серебра, а меди и железу нет веса,
потому что их множество… (1 Пар. 22:14). Другой раз Давид говорит о драгоценных камнях, красивых
и разноцветных, мраморе, о личном вложении, которое составляло три тысячи талантов золота и семь
тысяч талантов серебра чистого (1 Пар. 29:2-4).
Стоимость этих материалов на наши деньги трудно перевести, учитывая, что талант золота
может стоить больше полумиллиона долларов (хотя доллары не наши), а речь идет о тысячах талантов.
Но дело, как говорится, не в деньгах. Важнее участие. Давид понял, что может послужить Богу, участвуя
в служении будущих поколений. Он понял, что если Бог говорит «нет» нашим мечтам, Он часто дает
возможность помочь другим исполнить наши мечты.2 Не смог открыть новую церковь? Поддержи
тех, кто делает это. Не смог построить дом молитвы? Помоги тем, кому Господь поручил это сделать.
Не получилось уехать миссионером в другую страну? Свидетельствуй здесь, и поддерживай других
миссионеров.
Всю оставшуюся жизнь Давид думал о храме. Он собирал материал, заключал соглашения с
нужными людьми, готовил план храма, который, он знал, никогда не будет построен при его жизни.
Он не просто мечтал, но имел ясную определенную цель, стратегию, методы достижения мечты и
действовал в соответствие с этими планами.
Итак, мы снова возвращаемся к созиданию храма.
Давид много сделал для того, чтобы храм был построен. Он не только передал Соломону
материалы на храм, чертеж дома (1 Пар. 28:11-12). Он передал ему свои желания, свое видение, вовлек
Соломона в свое служение. Он оставил Соломону песни для богослужений в храме.
Соломон, наверное, посчитал, что песен Давида недостаточно, может, и стиль не тот, устарел.
Поэтому он написал еще тысячу и пять песен (3 Цар. 4:32), правда, только одна вошла в Библию, самая
лучшая, песня песен.
Хорошо, когда молодежь творит новое. И, наоборот, печально, когда молодые христиане
довольствуются только тем, что передает им старшее поколение. Когда они поют только старые песни,
читают только старые книги, копируют старые формы. Жалко, когда нет творчества, нет динамики, нет
своего опыта отношений с Богом, и они просто перенимают опыт старших поколений..
Молодые люди, используйте накопленное отцами, но не останавливайтесь на этом, и прибавьте к
этому.

Давид изложил устав богослужения, которое когда-то будет проходить в храме… и передал этот
устав Соломону. Если передаешь хорошее, оно еще будет и умножено. Давид говорит сыну: я тебе много
дал, «а ты еще прибавь к этому» (1 Пар. 22:14).

Только совместными усилиями поколений можно построить храм. Молодые люди, вы этого
не сделаете своими силами и мудростью… Давид правильно говорил: «Соломон, сын мой, молод и
малосилен, а дом, который следует выстроить для Господа, должен быть весьма величествен, на славу
и украшение пред всеми землями: итак буду я заготовлять для него. И заготовил Давид до смерти своей
много» (1 Пар. 22:5). Молодые нуждаются в том, что сделали старшие.

К сожалению, не всегда молодые готовы брать то, что собрали отцы. Часто они с ходу отвергают
опыт прежних поколений, выбрасывают его на свалку истории, критикуют их. Недавно я просмотрел
(в электронном формате) пару глав книги «Библейская принципиальность в служении». Автор смело
критикует старших братьев, начиная с Проханова, обвиняя их в сотрудничестве с властями. Мертвых
критиковать легко, они уже ничего не отвечают. Но не лучше ли взять хорошее и строить на нем?

Обращаюсь к старшему поколению. Вы нуждаетесь в участии молодежи. Вы можете
похвалиться терпением, опытом, верность, стойкостью… но нужны еще молодые силы, энергия,
энтузиазм. Вы много накопили, но без молодеижи, без их участия, все ваше золото, серебро и медь без
счету останутся в сокровищнице, покроются пылью.

Проповедь Евангелия – задача не одного поколения. И нам надо трудиться в вере, понимая,
что мы, может быть, никогда не увидим результатов нашего труда. Вспомним героев веры. «И все
сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто
лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства» (Евр. 11:39-40). Понимаете? Без нас они не
достигли совершенства! Нужен еще наш труд, наша вера, наше упование…

В строительстве храма вообще нужно единство. Его нам недостает. Это можно видеть на
примере изменения отношения к братству. Раньше понимание «братства» имело большой вес. Один
историк назвал свою статью так: «В начале было братство».
Сегодня популярны движения, ассоциации, группы, группировки. Я не против движения.
Движение лучше, чем его отсутствие. Но движения построены не на основе единства, а на принципе
единообразия: служители исповедуют одинаковые методы, читают одни и те же книги, копируют друг у
друга церковное устройство.
А в братстве единство проявляется в многообразии. Чтобы его сохранить, надо много
терпения, взаимных уступок, разумных компромиссов… или, лучше сказать, смирения и любви друг ко
другу.

Храм велик. Построить его можно только вместе. Но мы боимся единства, видя в нем
экуменизм. Более того, единство старшит. Где гарантия, что оно окажется единством Церкви, а не
единством под властью антихриста?
Слава Богу за единство, которое мы имеем в Боге, проявляется ли оно в конференция, взаимной
подддержке, пожертвованиях.

Единства мало, нужно посвящение. К сожалению, наш пыл в евангелизации угас. Если
сравнивать, например, с временем начала перестройки. Правда, то время тоже было особенным, на
него нельзя равняться. Накопившаяся за шестьдесят лет (с усиления гонений в 1928 г. до празднования
тысячелетия крещения Руси в 1988 г.) энергия выплеснулась с большой силой… Это было особое время
благодати Божьей, которое не повторишь.

Все же, сегодня активность пошла на спад. Почему? Можно назвать минимум семь причин.
Во-первых, после активной и бурной деятельности в условиях масштабных изменений накопилась
усталость. И если прежде конфликт с государством стимулировал движение, вызывал реакцию
сопротивления, в том числе в форме евангелизации, то служение в условиях (относительной)
свободы произвело расслабляющий эффект. Вдобавок к этому, при отсутствии гонений притупилось
чувство краткости времени и ослабли эсхатологические ожидания. Улучшение качества жизни,
новые возможности для верующих сделали рай не таким притягательным, а ад – не таким ужасным.
Соответственно, желание спасать людей от вечных мук ослабло, тем более идеи плюрализма
представляют спасение более широким, не ограниченным одной деноминацией или церковью.

Во-вторых, церкви, особенно служители, столкнулись с необходимостью разрешения
множества проблем, которые отвлекают от евангелизационного служения, например организационных
и юридических вопросов, связанных с регистрацией и особенно строительством домов молитвы.
Достаточно заметить, что на 2012 г. только в Минске и Минском районе в церквах Союза ЕХБ в
Беларуси построено восемь зданий, куплено и реконструировано четыре, а еще шесть церквей находятся
в процессе строительства. Конечно, все это отвлекает от евангелизации.

В-третьих, в результате прихода новых людей, которые не воспитывались в баптистской
традиции, церквам приходится решать много вопросов, которые раньше возникали исключительно
редко (разводы и повторные браки прежде всего).

В-четвертых, церкви потеряли уверенность, обусловленную уменьшением эффективности и
потерей ранее пожатых снопов. Например, одна из церквей в Минской области к 2010 г. насчитывала
двенадцать членов. В то же время, по свидетельству пастора, за десятилетие столько же человек было
отлучено за «нехристианское поведение» и пренебрежение собраниями, т.е., практически все люди,
которые пришли в церковь после перестройки, были потеряны.
Церкви теряют веру. Но вера, уверенность имеет большое значение. Думаю, можно согласиться
с мыслями Чарльза Финнея, которые он изложил в «Препятствиях в пробуждении».

1. Пробуждение заканчивается тогда, когда церковь верит, что оно заканчивается.
2. Пробуждение заканчивается, когда церковь согласна, что ему следует закончиться…
Если верующие видят, что пробуждение заканчивается, и они не начинают ревностно молиться, не
предпринимают новых попыток… оно и закончится.

В-пятых, ослабление евангелизационной активности можно объяснить тем, что накопившийся
до времени перестройки кадровый потенциал был в значительной степени исчерпан, а подготовка
новых служителей оказалась непростой задачей, которая не решается только в стенах духовных учебных
заведений. (Безусловно, ситуация была бы намного хуже без 1,200 выпускников богословских заведений
Союза, обучавшихся с 1991 г. по 2012 г.). Кроме того, многие талантливые и одаренные служители
эмигрировали в Америку, где их способности реализуются не в евангелизации, а скорее в сохранении
идентичности в «либеральном» окружении.

В-шестых, многие в прошлом активные евангелисты и миссионеры c развитием новых
служений перешли на работу в образовательные учреждения или христианские миссии, которые в
евангелизации участвуют опосредованно; на личные контакты с неверующими недостает времени.

В-седьмых, утеряна уверенность в необходимости и важности открытия новых церквей
в настоящее время. В 1990-х Союзом ЕХБ в Беларуси и большими церквами часто насаждались новые
церкви. К 2005 г. процесс насаждения церквей почти прекратился в связи с вышеперечисленными
причинами а также вследствие неудач: некоторые из открытых после перестройки церквей не растут,
фактически представляя из себя только миссионера и его семью, в лучшем случае, еще несколько
непостоянных посетителей, или после периода роста уменьшаются в количестве.
В результате, фокус богослужения все больше сдвигается от евангелизма к назиданию,
учению, борьбе за чистоту доктрины, формы поклонения. И все реже и тише в церквах звучит
пророческий голос, настойчиво зовущий к покаянию.
Справедливости ради отметть, что и почва истощилась, что уже нет столько духовно голодных
людей, люди равнодушны. Нелегко приводить их ко Христу. В 1850 г. в Америке для того, чтобы
привести одного человека ко Христу, требовалось пять христиан. В 1970-х для этого должны были
приложить усилия 1,000 членов и шесть пасторов.

Но как мы понимаем, основная проблема – в нашей посвященности Господу.
История братства предлагает много примеров посвящения. Приведу только два.
Вот отчет миссионера/благовестника И. Савельева, который за один год «проповедовал
двести пять раз и проехал по железной дороге 7097 тысяч верст, по воде преодолел 334 и на других
видах транспорта 1542 версты. Брат трудился вне дома семь месяцев без одиннадцати дней».3
Еще одно свидетельство исходит от противников Евангелия.
«Баптисты проявляют большую ревность в своей пропаганде. В Калужской губернии отряд
баптистов посетил в неделю молитвы 55 деревень, произнес 50 проповедей и пропел 400 гимнов. В
Вологодской губ. один проповедник прошел 300 верст от деревни к деревне, везде устраивая собрания».4

Редактор одной английской газеты задал на ее страницах вопрос. «В чем основная проблема
этого мира?» Христианский писатель К.Г. Честертон написал ответ: «На ваш вопрос… отвечаю…
Основная проблема мира – я. Искренне ваш, К.Г. Честертон.
Основная проблема евангелизации, пожалуй, мы сами. «Пробуждение начинается с меня».
Вспомним последовательность действий в книге Ионы. Откуда все началось?
1) Покаялся Иона.
2) Покаялись ниневитяне.
3) Раскаялся Бог.

А без первого не могло быть ни второго, ни третьего. Потому, прежде, чем начинать с храма как
здания, начнем с храма сердца. «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1 Кор.
3:16). Начнем с этого храма.

Есть ли желание устроить этот храм? Готовы ли мы посвятить тело полностью и без остатка

Кто-то сказал: «Прежде, чем изменить мир, попробуйте не наедаться на ночь». Или вовремя
ложиться спать. Или свидетельствовать одному человеку и поститься раз в неделю.

Братия, недолго нам осталось трудиться. Скоро придет Христос. Так говорит Библия.
А в небе работа закончится. Храмы мы строим на земле. В небе храма не будет. Храмы мы
строим на земле.
«Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель - храм его, и Агнец. И город не
имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник
его - Агнец. Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь
свою» (Отк. 21:22-24). «Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи
Иисусе!» (Отк. 22:20).
 
Комментарии отсутствуют
Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи