53 съезд союзов EХБ Евро-Азиатской федерации

Дата: 26-04-2010 06:51  
22-24 апреля в Московской богословской семинарии прошел 53 съезд союзов Евро-Азиатской федерации. Представители Союзов Азербайджана, Беларуси, России, Молдовы, Украины, Кыргызстана, Таджикистана, Казахстана, Узбекистана, а также гости из русскоязычных церквей США, Канады и Латвии собрались вместе, чтобы помолиться за дело благовестия и поделиться своими мыслями на тему евангелизации. Среди тем, предложенных делегатам, были «Благовествующая поместная церковь», «Благовестие и миссионерство в церквах ЕХБ в исторической перспективе», «Благовестие новым поколениям», «Церковь в XXI веке и благовестие». Братья подчеркивали насущную нужду в благовестии, особенно среди молодежи, делились информацией о служении в своих странах.
Вот несколько свидетельств братьев из разных стран:
Кыргызстан: «В 1992 г. у нас было 15 церквей и 2 группы, сейчас – 55 церквей и 80 групп. В нашем союзе примерно 3,000 человек, а всего евангельских верующих больше 10,000 (ХВЕ, миссионерские церкви, СЦ ЕХБ и др.) У всех евангельских верующих 150 молитвенных домов, и в то же время в стране 3,000 мечетей и их становится все больше.
Мы проповедуем Евангелие по всей стране, вплоть до горных стойбищ. Благодарны за Библию на киргизском (с 1998 г.) В прошлом году вышел новый закон о религии, который ущемлял и ущемляет официально нашу работу: не имеем права заниматься образованием, распространять литературу, заниматься с детьми, «заниматься прозелитизмом». Но не все это исполняется. Закон долго откладывали, мы прилагали свои усилия, но закон был принят и начались тотальные проверки, пошли предписания. Мы заявляли, что подчиняться закону не будем, поскольку есть Библия и Конституция. Мы говорим своим братьям, что они не просто могут, но должны служить, свидетельствовать. Правительство восстает на нас из-за активной деятельности. Но мы продолжаем служить. В этом году (год благовестия!) церкви работают активно и в единстве друг с другом. Церкви регулярно проводят призывные собрания, многодневные евангелизации, недели Библии, детские собрания. Усиленно достигаем местное население, и по численности киргизских групп больше (по количеству членов пока меньше).
Несмотря на новый закон, мы сделали все, что планировали, потому что Господь был с нами и открыл двери благовестия. Притеснение было по неофициальному приказу остановлено (вероятно, в связи с выборами в июле прошлого года). Осенью парламент решил ужесточить контроль за исполнением закона, но потом начались «разборки» в правительстве/парламенте, и о нас забыли. Мы не знаем, что будет дальше, и ожидаем Пришествия Господа. Проводим лагеря, переводим литературу на местные языки, распространяем диски, библиотечки. В эти трудные для страны дни мы использовали время для евангелизации, свидетельства, помощи материальной и т.д.»
Узбекистан: «У нас раньше было больше возможностей, но в прошлом году ситуация изменилась. Не было никакого нового закона, но представители силовых структур уделяют особое внимание евангельским верующим. (Примерно 1,500 крещеных верующих). В нашем братстве ЕХБ 50 церквей и групп. 21 церковь зарегистрированы официально и 9 – служат без регистрации. В прошлом году это стало причиной судебных дел. Нашего председателя и бухгалтера Союза судили. Они наказаны. На местном телевидении периодически крутят фильм, связанный с судебным процессом (неправду показывают), комментируют, потом показывают служение Ледяева как бы связывая нас с ними. На верующих выливают потоки лжи, показывая фильмы/ролики о евангельских верующих как отступниках. Но многие люди знают верующих и их святую жизнь. К нам расположены некоторые из начальствующих, но все же давление чувствуется. У нас трудная ситуация с литературой. Ее изымают, и нужно объяснять, каким образом она оказалась в стране. Но есть и радость. У нас были встречи с Советом церквей. Мы находим себя в одинаковых условиях, поэтому мы стали ближе друг к другу».
Таджикистан: «В Азии ситуация непредсказуема. Ситуация меняется очень и очень быстро. Указы не обсуждаются, а принимаются и исполняются.
14 церквей имеют молитвенные дома; количество членов церкви – около 500. Служение развивается, но и противников много. 5 лет мы не могли зарегистрировать ни одну церковь, но в прошлом году был принят неплохой в общем и целом закон. Шесть церквей перерегистрировались, а 18 декабря подали документы на регистрацию Союза. Однако, документы не приняли, и юридически Союза пока нет. Но важно иметь Союз, потому что официально деятельность церквей ограничена той территорией, где они находятся, а Союз может работать по всей стране. К сожалению, решение еще не принято.
Издан Указ, призванный отделить религию и культуру, и процесс также продолжается. Власти судятся с иеговистами, а потом обещают заняться баптистами. Есть люди, дышащие ненавистью к верующим. Некоторые по примеру Узбекистана хотят еще больше ограничить верующих.
Один брат уверовал. Он свидетельствовал, что его сердца вздрагивало всякий раз, когда он слышал об Иисусе. Мусульманские служители не смогли ответить на его вопросы, и он скоро покаялся, и, естественно, переживает большие трудности. Как и другие верующие.
У нас конфисковали литературу (Новые Заветы на таджикском; 100,000), но бояться сжигать (священная литература), требовали, чтобы мы сожгли, но мы отказались, и вот лежит она в коридорах власти, не знают, что с ней делать. (А вот недавно удалось ввезти восемь коробок учебных Библий МакАртура. Надо только не давать на цензуру, потому что если прочитают, что «Иисус – Сын Божий», не пустят. Цензура ничего не пропускает.
Абсолютное большинство жителей считаются мусульманами, хотя один чиновник признал, что самые простые/минимальные требования ислама выполняет максимум 18% населения».
Туркменистан: «Ислам наступает. Многие молодые люди посвящают себя исламу. У нас в центре города построили большую мечеть. Очень большую. Бердымухаммендов продолжает политику Туркменбаши. Очень трудно въехать и выехать из страны. Легче попасть в Дубай или Турцию (виза не надо), а в Узбекистан нужна виза. В 2004 году был принят закон о свободе вероисповеданий, но он формален. Однако мы продолжаем работу и даже развиваем. Власти периодически посещают наши собрания, но не хотят каяться. Нельзя евангелизировать, распространять литературу, проводить детские лагеря, а мы разными путями делаем это. Делали детский лагерь в Ашхабаде, пришли власти и обвинили нас. Они ушли, мы помолились. Потом нас предупредили в письменном виде (сказали, что последний раз). Сейчас регистрацию имеет только ашхабадская церковь. Другим собираться запрещено. Мы просим: «Готовы зарегистрироваться, что для этого делать?» - «У нас нет еще механизма». Вот и продолжаем собираться.
Насчет литературы с властями трудно договориться. Отбирают даже личную литературу, если ввозишь что-то в Туркменистан. Но мы уже привыкли жить в таких обстоятельствах и служение развивается. Мало служителей: только один пресвитер и три диакона. Все же мы проповедуем, и туркмены слушают, задумываются. Немного пугают их названия: «баптисты», «евангельские христиане», но потихоньку работаем с родственниками, друзьями. Молитесь за Красноводск (мы туда ездим каждый месяц – это тысяча км, чтобы провести там Вечерю), Керки, другие города».
Азербайджан: «Народ толерантен, но власть старается прессовать нас. Интересно, что русских чиновники принимают лучше, а вот если приходит азербайджанец – на него смотрят иначе. «А что ты там делаешь? Предал веру?» Надо молиться о национальных кадрах.
За последний период из 20 зарегистрировали только три общины (Баку, Сумагит и Гяндже). Но в процессе перерегистрации недавно мы получили отказ (как и пятидесятники, католики, харизматы, «свидетели» и др.) Закон не играет роли: сказали «нет», и «нет». Есть трудности с юридическим адресом. Не хотят регистрировать. «Вы что, хотите сделать нам еще один Нагорный Карабах?»
Все же служение идет. Проводим семинары, развиваем межцерковное служение (работаем с другими деноминациями). Молитесь о верующих в Азербайджане».
Украина: «Крестили в прошлом году примерно 5,000. Думаем, что мало. Бывало, что крестили и по 10,000».
Россия: «Крестили примерно 2,500 человек в прошлом году.
Тенденции: проблемы с демократией, демографией (каждый год население уменьшается на миллион). С одной стороны – исламизация, с другой – клерикализация. (Православие – часть аппарата, в сущности). Россия – религиозно-безбожная страна.
Молодежь уезжает в города, и деревенские церкви пустеют. Но работаем, работаем…
Наши приоритеты: Идите! Были большие проекты: «Евангелие – народам России», «Евангелие – глухонемым России» и т.д. На велосипедах, катерах, машинах, пешком и т.п. Посылаем миссионеров и в Европу, и в Монголию. Есть церкви китайские, киргизские и др., церкви одного духа.
Второй направление: Научите! Учимся сами и учим других…»
О своем служении рассказывали представители других стран евро-азиатского региона, а также представители Американского альянса славянских церквей (в который входят Северо-Западный, Средне-Западный, Восточный и Канадский союзы) и Тихоокеанского союзов.
В качестве проповедников и докладчиков активное участие в работе съезда приняли сотрудники и преподаватели семинарии: Александр Фирисюк (пастор семинарии), Дмитрий Лазута (преподаватель семинарии) и Леонид Михович (ректор семинарии).
P.S. На съезде был избран новый Председатель ЕАФ. Им стал Председатель Союза ЕХБ в Беларуси В.Н. Крутько. 
 
Комментарии отсутствуют
Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи