"Последний грех Давида"

"И жизнь, и слезы, и любовь", №18
Дата: 13-02-2012 07:38  
И жизнь, и слезы, и любовь, №18
«Последний грех Давида»

Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду. И сказал царь Иоаву военачальнику, который был при нем: пройди по всем коленам Израилевым [и Иудиным] от Дана до Вирсавии, и исчислите народ, чтобы мне знать число народа. И сказал Иоав царю: Господь Бог твой да умножит столько народа, сколько есть, и еще во сто раз столько, а очи господина моего царя да увидят это; но для чего господин мой царь желает этого дела? Но слово царя Иоаву и военачальникам превозмогло; и пошел Иоав с военачальниками от царя считать народ Израильский (2 Цар. 24:1-4).

Давид – настолько важная фигура в истории Израиля, что к ней снова и снова, по вдохновение Духа, обращаются авторы Библии. Потому что уникален его вклад в историю Израиля и формирование государственности. Потому что в его жизни отражаются наши моральные проблемы, наша борьба с грехом, наши духовные победы и поражения. К Давиду и его творчеству мы обращаемся с разными вопросами духовной жизни. Хотите укрепиться в минуты уныния, опустошенности, разочарования - читайте его псалмы. Хотите углубить свою молитвенную жизнь – изучайте отношения Давида с Богом и читайте его псалмы. Хотите больше узнать о богослужении? – Размышляйте о поклонении Давида. И, опять же, читайте его псалмы.
Давид - колоритная и разносторонняя фигура. Он, например, был отважным воином. Правда, у этого качества есть обратная сторона. Он пролил много крови, слишком много, убил множество людей (львы и медведи не в счет). Давид начал с Голиафа. Затем убил две сотни в обмен на Мелхолу (1 Цар. 18:27, 30). Убийство необрезанных (Филистимлян) стало делом всей жизни (1 Цар. 23:1-5; 2 Цар. 5:17-21, 22-25; 8:1). И не только Филистимлян, но и Гессурян, Гирзеян, Амаликитян (1 Цар. 27:8), Кенеев (1 Цар. 27:10), Моавитян, Сирийцев (2 Цар. 8:2-3). Время было жестокое, враги усиленно старались покончить с Израилем. Молодое государство боролось за свое место под солнцем.
Но, увы, Давид убил даже верного Урию, а, умирая, попросил Соломона изыскать возможность убить еще пару человек. Кого он пожалел, и этого не могли понять его друзья, так это Саула.
Но Давид отличился не только в сражениях. Его украшают красивые и благородные деяния мира и доброты: дружба с Ионафаном (шедевр любви и верности), щедрость у потока Восор (2 Цар. 6), покаяние перед Нафаном (2 Цар. 7), милость к Мемфивосфею (2 Цар. 9), смирение перед Семеем (2 Цар. 16), доброта к Верзилию (2 Цар. 19), очередной отказ убить Саула (1 Цар. 26). А главное, Давид сохранил верность Господу, поэтому в списке героев веры он стоит в одном ряду с Енохом, Ноем, Авраамом, Исааком и Иаковом, Иосифом, Моисеем и Гедеоном, «которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих» (Евр. 11:32-34).
Давид был назван мужем по сердцу Божию. Господь Сам называл Его Своим рабом (2 Цар. 3:18; 7:5, 8; 3 Цар. 11:13, 32, 34, 36, 38; Деян. 4:25). У Давида можно поучиться тому, что значит быть рабом Божиим. Правда, Давид был несовершенным рабом. А кто был совершенным?.. Другой Раб, о Котором написано в книге Исаии (52-53 глл.) Сын Давидов непорочен в Своем послушании Небесному Отцу. Путь Сына Давидова, конечно, превосходнее пути Давида.
1. Последний грех Давида
В начале проповеди мы прочитали о последнем грехе Давида, вернее, последнем записанном грехе. Объясняя причину переписи, историк указывает, что возгорелся гнев Господень на Израиля. А в книге Паралипоменон указано, что на Израиля восстал сатана. Он возбудил Давида сделать счисление Израильтян. Как объяснить это кажущееся противоречие.
Во-первых, еврейское слово «сатан» не обязательно означает диавола. В своем обычном значении это «противник», «враг». В 1 Цар. 29:4 таким словом Филистимляне назвали Давида. Но за поступком мог стоять и тот, кого мы обычно называем сатаной. А что же Бог? - Бог позволил сатане искусить Давида.
А почему гнев Божий возгорелся? – Точно не скажу, но Израильтяне знали, что Господь не гневается просто так. Значит, были веские причины.

Итак, Давид решил провести перепись населения. Само по себе исчисление – не грех, и в Библии много примеров разных исчислений, которые не приводили к бедствиям (Исх. 38:25-26; 1 Цар. 15:4; Числ. 1:2; И. Нав. 8:10; Суд. 7:3; 1 Цар. 13:15; 4 Цар. 3:6). Сам Господь повелевал исчислять народ (Числ. 1:2-3; 3:15, 40). Мы обычно в конце года исчисляем народ Божий в церквах. Не для того, чтобы продемонстрировать свои силу и мощь: гордиться нам нечем. Наше исчисление обусловлено желанием узнать действительное состояние народа, оценить свой труд, увидеть нужды, оказать помощь.
Почему исчисление Давида стало грехом? Может быть, оно было средством измерения военного потенциала нации, и совершалось в духе гордости, агрессии, с желанием провести какую-нибудь успешную военную кампанию. Давид измерял успех цифрами, забыв, что Гедеону для победы хватило триста человек.
В исчислении также могло таиться честолюбивое желание Давида лишний раз порадоваться своему могуществу и усилить господство. Могли бы быть и другие причины.
Иоав не согласился с Давидом. Иоав не остановился бы даже перед грехом, если бы это было бы выгодным (ср. 2 Цар. 3:27; 2 Цар. 11:14-21; 2 Цар. 20:8-10), но он хотел избежать Божьего недовольства и гнева. Иоав возразил Давиду, что пересчитывать людей нет необходимости: все подданные, сколько бы их ни было, верны царю, а исчисление, как плод гордости, может навлечь беду на Израиля (1 Пар. 21:3).
Слово царя превозмогло, и Иоав отправился считать народ, что и делал в течение девяти месяцев и 20 дней. Когда он вернулся и подал Давиду список, сердце царя вздрогнуло. В современном переводе: «Давид почувствовал угрызения совести» (2 Цар. 24:10). («Вздрогнуло сердце», кажется, звучит сильнее.)

Когда у вас последний раз вздрагивало сердце?.. Когда Господь обличал в недостойной мысли, слове или поступке? Или оно уже перестало вздрагивать?..

Сердце Давида было открыто к обличению Духа Святого. Он умел признавать свою неправоту и грех. И сказал Давид Господу: тяжко согрешил я, поступив так; и ныне молю Тебя, Господи, прости грех раба Твоего, ибо крайне неразумно поступил я» (2 Цар. 24:10). Давид глубоко переживал свои согрешения (см. Пс. 50), потому что горячо любил Господа, Которого оскорбил своим грехом. Он сокрушался и печалился о своих проступках. У Давида были не просто «правильные», но живые отношения с Богом. «Правильными» были отношения фарисеев. Они всецело посвящали себя жизни в праведности, жизни в абсолютном и полном послушании Торе, поэтому имели полное право сказать вместе с Павлом: «По правде законной [мы] непорочны» (Флп. 3:6). Но они были врагами Христа!

Господь через пророка предложил три наказания. Давид предпочитает наказание от руки Бога: «Пусть впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его; только бы в руки человеческие не впасть мне» (2 Цар. 24:14). Давид понимает, что даже во гневе Бог проявит больше милости, чем люди! И вот над землей проносится моровая язва, народ постигает ужасное бедствие.

Кто-то спросит, а зачем наказывать народ? «Вот, я согрешил, я [пастырь] поступил беззаконно, - молиться Давид, - а эти овцы, что сделали они? пусть же рука Твоя обратится на меня и на дом отца моего» (2 Цар. 24:17).
Ну, во-первых, мы тесно связаны друг с другом, и поэтому грех одного всегда сказывается на других. Если грешит отец семейства, страдают дети и жена. Если грешит начальник, страдают подчиненные. Если грешит служитель, страдают члены церкви. Во-вторых, Израильтяне не были так уж чисты перед Господом. Бог не гневается без причины, помните! Они много грешили. Они восставали против Давида, Богом помазанного царя. Они присоединились к мятежу Авессалома, затем примкнули к Савею. Они страдали не только за грех Давида, но прежде всего за свои грехи.

Слава Богу, в разгар суда явилось милосердие. Господь пожалел народ и остановил эпидемию. «И пришел в тот день Гад к Давиду и сказал: иди, поставь жертвенник Господу на гумне Орны Иевусеянина. И соорудил там Давид жертвенник Господу и принес всесожжения и мирные жертвы. И умилостивился Господь над страною, и прекратилось поражение Израильтян» (2 Цар. 24:18, 25).

Читая об этом, новозаветные верующие всегда вспоминают о том, как Сын Давидов принес в жертву Себя недалеко от того места, где устроил жертвенник Давид. Он сделал это для того, чтобы остановить эпидемия греха, чтобы исцелить нас, чтобы примирить с Отцом Небесным. А без пролития крови нет прощения (Евр. 9:22).

2. Ответственность в поступках и подотчетность христианина
Последствия поступка Давида заставляют нас думать о последствиях наших поступков, наших слов, нашей проповеди. Маленькая ошибка пастуха – большая беда стада. Тысячи семей пострадали из-за Давида. Бывает и наоборот, пастухи страдают от овец. В Германии напечатана книга по пастырелогии под названием: «Растоптанный овцами». Это о пасторах.
Наши поступки, наши слова, наше учение всегда сказываются на тех, кого Господь вверил нашему попечению. Например, поступки родителей влияют на детей намного сильнее слов. Тот же Давид, разве учил детей плохому? Когда дети приходили в скинию на богослужение, они слышали псалмы Давида: назидательные и глубокие. Но один поступок звучал сильнее десятков псалмов и поучений. Да, Давид совершил много хороших поступков. Он пас народ «в чистоте сердца своего и руками мудрыми водил их» (Пс. 77:72). Но, опять же, один плохой поступок перечеркивает дюжину хороших. (См. тему «Последствия греха»).
Наш грех влияет на немощных в вере, поэтому апостол Павел говорит, что лучше «не делать ничего такого, отчего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (Рим. 14:21). Не важно, касается ли вопрос пищи и пития, ведения бизнеса, отношения в семье, поведения на работе. Иисус предостерегает, что тому, кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Него, лучше было бы, «если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф. 18:6).

Грех влияет на неверующих. Нафан говорил Давиду, что своим грехом в отношении Вирсавии он дал «повод врагам Господа хулить Его» (2 Цар. 12:14). Ну, это уже был слишком ужасный грех. Но даже маленькая ложь или кража не побудит неверующих славить Бога, наоборот.
***
Это первое. Второй момент касается нашей подотчетности в служении.
Посмотрите на Давида. Он принял опасное решение. Прославленный и авторитетный полководец Иоав и другие военачальники выступили против. Но кто может перечить Давиду? Кто может повлиять на него? Кто может указывать ему, как поступать? Давид поднялся достаточно высоко, чтобы не обращать внимания на других людей, даже самых известных и опытных (ср. 2 Цар. 23:24). Он мог делать, что хотел.

Подумайте, как опасно быть в положении, когда ты никому не подотчетен. Особенно, когда человек занимает высокий пост, вплоть до президента страны, и от его решений зависят судьбы многих людей. Неподотчетное руководство очень, очень, очень опасно. Начальник должен перед кем-то отчитываться в своих решениях. Например, в семинарии есть Совет Попечителей. Я не могу принимать серьезные кадровые или организационные решения только по своему желанию. И это помогает мне. Такое ограничение приносит большую пользу семинарии и сохраняет меня от необдуманных поступков.

Каждый верующий имеет какие-то неформальные духовные связи, несет ответственность перед другими братьями и сестрами. Нам всем нужен тот, кто бы мог сказать, что мы неправы. Есть ли у вас такой друг? Может ли вам кто-то сделать замечание? Готовы ли вы послушать тех, кто обличает вас?.. А можете ли вы сказать кому-нибудь о своей духовной борьбе?..
Отчетность касается разных моментов жизни. Например, для тех, кто много времени проводит за компьютером, Интернет-отчетность. Один брат рассказывал, что установил на компьютере специальную программу, которая рассылает двум другим братьям информацию о сайтах, на которые он заходил. Он, в свою очередь, получает информацию с их компьютеров.
Апостол Иаков призывает к подотчетности: «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться» (Иак. 5:16). Заметьте, это не только отчетность перед служителями, но друг перед другом.
Но в отношении отчетности в церкви надо сделать две оговорки. Во-первых, в Писании не прописаны последовательность и формы исповеданий и отчетности. В церкви нет места тотальной слежке и контролю: «Где бы был в воскресенье вечером? Почему не исповедовался в этом году? Сколько минут стоишь на коленях?» Отчетность исходит из желания самого человека, из его стремления к совершенству. В то же время, если кто видит брата своего в недолжном духовном состоянии, должен принимать меры (Мф. 18:15-17; 1 Ин. 5:16).

Второй момент, признаваться друг перед другом не значит рассказывать обо всем, обо всех искушениях, соблазнах, грехах. На это просто не хватит времени, а потом, не надо концентрироваться на грехе. Скорее, речь может идти о каком-то серьезном искушении, с которым мы боремся, или, может, уступили греху, и нам нужно исповедоваться друг перед другом.

Давид был слишком «духовным», чтобы прислушиваться к мнению других. Да, было время, когда он принимал правильные решения, хотя окружающие его не понимали. Помните, его друзья уговаривали убить Саула, пользуясь удобным случаем. Но тогда у него были совсем другие мотивы.

Хорошо, что у Давида были люди, которые могли безбоязненно высказаться против. Как Нафан или тот же Иоав. Порой Давид слушал их, а порой, увы, нет.

З. Холодный человек
«Когда царь Давид состарился, вошел в преклонные лета, то покрывали его одеждами, но не мог он согреться» (3 Цар. 1:1).
Иерусалим находится высоко в горах и зимой там действительно прохладно. Вероятно, слуги старались согреть помещение, чтобы старому царю было теплее. Его накрывали теплыми одеялами. Затем нашли Авигею, чтобы она лежала с ним. «…если лежат двое, то тепло им; а одному как согреться?» (Еккл. 4:11). Но холод не отступал. Холод – признак грядущей смерти. Раньше Давиду никогда не было холодно, а теперь ему зябко и пробирает дрожь. Холод также говорит о том, что Давид потерял энергию и силы. Он уже не способен принимать решения. Он не может решить проблему наследника, а ведь дело может окончиться гражданской войной.
Начальствующие в народе, в том числе служители, часто не могут решить проблему с преемниками. Хорошо, если есть пророк или жена, которые помогут определиться.

Что будет с царством дальше? Первый сын Давида, Амнон, мертв. Второй сын, Далуия, упоминается только один раз (2 Цар. 3). Может быть, его тоже не стало? Третий сын, Авессалом, убит. Следующим идет Адония, который решил, что пробил его час (3 Цар. 1:5-14). Он такой же бравый и видный собой мужчина, как Авессалом. На него у Давида тоже не было времени, и Адония сам занялся своим будущим. У него колесницы, лошади и 50 человек сопровождения. Его поддерживают один из ведущих священников, Авиафар, а также военачальник Давида, Иоав. Правда, другие влиятельные лица, в том числе священник Садок, Ванея (начальник охраны), пророк Нафан не примыкают к восставшим. Поддержки у Адонии недостаточно.
Давид не стеснял Адонию лишними вопросами (1 Цар. 1:6). Воспитание детей никогда не было его сильной стороной. Да и вы по своему опыту знаете, что нелегко спорить с детьми, учить их, поэтому родители часто не хотят задавать детям вопросы об их поведении. На работе, даже в церкви решать проблемы часто легче, чем в семье.
Адония, как и Авессалом, решил устроить праздник. Но недалеко, прямо тут же, в Иерусалиме. Как и в случае с Авессаломом, новость быстро достигла дворца. На сей раз Давид не убежал, но и ничего не начинал делать. Холодно. Сыро. Зябко. Нафан, а затем Вирсавия побудили его действовать решительно. Жизнь Адонии закончилась так же трагично, как и жизнь Авессалома. Пророк сказал, что не отступит меч от дома его. Так и случилось.
Это тоже последствия греха Давида. Да, был в жизни Давида поворотный пункт, был момент, который определил дальнейшее течение жизни. Безусловно, Господь простил, но шрамы греха остались. История Давида не заканчивается так счастливо, как заканчиваются сказки или боевики. Кажется, такой хороший человек в последние дни жизни будет просто наслаждаться жизнью в окружении детей и внуков, тем более, их у него было много. Но «когда приходит осень жизни, царь пожинает горькую жатву».

Все же Бог могущественным образом использовал Давида. Он выбирает несовершенных, но верных, тех, чье сердце, как сердце Давида, вполне предано Ему.
Мы тоже несовершенны, недостойны. Брат Джоу, который в ноябре участвовал у нас в пасторской конференции, рассказал, как он однажды особенно остро осознал свое несовершенство. Он подошел к одному из старейшин церкви и заявил: «Я стал недостойным, я больше не могу продолжать служение». Старейшина возмутился: «Ты что себе вообразил? Да ты гордец! Стал недостойным? Разве ты был достойным хоть когда-то?»

И то правда, кто из нас достоин перед Богом. Но Бог использует нас, если наше сердце, братья и сестры, как сердце Давида предано Ему. Если Господь будет для нас самым ценным, самым важным, если только Его мы желаем всем сердцем, если мы готовы отдать себя Ему на служение.

Господь явил милость Давиду, и эта история греха на самом деле стала частью повествования о строительстве храма! Храм был построен на участке, который Давид купил у Орны Иевусянина! Следующая глава Первой книги Паралипоменон (сразу после истории греха) повествует по подготовке к строительству храма. Разве это не свидетельство Божьей милости и прощения? Разве этот пример не говорит о величии Божьего прощения и любви!

Наш грех - не последнее слово в Божьих планах. Если за грехом следует покаяние, на месте согрешения воздвигается храм! Храм – это место встречи Бога с человеком, место, где покрываются грехи, где мы начинаем новую жизнь! И нам не надо приносить в жертву волов, как Давид, потому что Сын Давидов уже принес Себя в жертву. Сам Давид правильно понял: «Жертва Богу - дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже (Пс. 50:19). Сегодня дом молитвы может стать этим местом встречи с Богом, если в сокрушении принесете Ему свои грехи.

Сегодня мы взираем не на Давида, а на Сына Давидова, на «начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Евр. 12:2). Если мы будем помышлять о Нем, если будем созидать церковь на Нем, тогда не ослабеем душами. И пусть Господь благословит нас, чтобы мы познавали Его, любили Его и служили только Ему.






Часть 2а. Ответственность служителей. Вариант для пасторов и проповедников.
Размышляя о случившемся с Давидом, обратим внимание на два момента, которые могут послужить хорошим уроком в нашем служении. Это ответственность и понимание последствий решений, которые принимают руководители, и подотчетность служителей.
Наши поступки, наши слова, наше учение всегда сказывается на тех, кого Господь вверил нашему попечению. Особое внимание мне хотелось бы обратить на ответственность в учении, в передаче Божьей истины. В качестве иллюстрации воспользуемся примером из 4 Цар. 4:38-41.

Елисей же возвратился в Галгал. И был голод в земле той, и сыны пророков сидели пред ним. И сказал он слуге своему: поставь большой котел и свари похлебку для сынов пророческих. И вышел один из них в поле собирать овощи, и нашел дикое вьющееся растение, и набрал с него диких плодов полную одежду свою; и пришел и накрошил их в котел с похлебкою, так как они не знали [их]. И налили им есть. Но как скоро они стали есть похлебку, то подняли крик и говорили: смерть в котле, человек Божий! И не могли есть. И сказал он: подайте муки. И всыпал ее в котел и сказал [Гиезию]: наливай людям, пусть едят. И не стало ничего вредного в котле.

Во время служения пророка Елисея случился голод. Заботясь о пропитании учеников, Елисей повелел слуге приготовить кушанье из овощей. По неведению, слуга примешал к ним ядовитых плодов. Но пророк, всыпав в котел муки, уничтожил действие яда.
Думая об этом отрывке, можно образно говорить о воздействии учения. Хорошее здравое учение позволяет людям духовно расти в Господе. Но если к нему примешать яд, тогда последствия могут быть смертоносными для душ людей. Замечаем ли мы опасности?

К.Г. Честертон писал: «Время от времени (особенно в беспокойные эпохи вроде нашей) на свете появляются особые веяния. В старину их звали ересями, теперь зовут идеями. Иногда они хоть чем-то полезны, иногда целиком и полностью вредны. Но всегда они сводятся к одной правде или, точнее, полуправде. – Он продолжает: - То, что мы зовем «новыми идеями», чаще всего осколки старых. Не надо думать, что та или иная мысль не приходила великим в голову: она приходила, и находила там много лучших мыслей, готовых выбить из нее дурь».

Сегодня есть много тех, кто подбрасывает в котел ядовитые растения: разрушающее собрания учение о церкви «семейного радио», предсказания якобы на основании Библии второго пришествия Христа, законничество в его разных видах, традиции и предания. Каковы последствия?
Пресвитерам нужно не терять бдительность, чтобы не допустить попадания в котел вредных «овощей». А как они могут туда попасть? – Через книги, проповедников, музыку, Интернет (здесь мы почти бессильны). Но бдительности нельзя терять; новые учения в новых формах постоянно пытаются проникнуть в церковь.
В одной церкви выступает музыкальная группа. Спрашиваю пресвитера: «Откуда?» - «Не знаю».
Неправильный ответ. Надо бы пресвитеру знать, кто в церкви играет и проповедует через пение. (Потом оказалось, что это группа из другой деноминации).
Другой пресвитер проявил больше бдительности. За 10 минут до начала собрания в братскую заходит брат-гость. Хороший брат из хорошей украинской церкви. «Можно мы представим для продажи наши книги? У нас Макартур и другие в том же роде». (Предполагается, что если продаются книги Макартура, никаких вопросов возникнуть не должно.) Но служитель не спешит представлять брата церкви, поскольку времени для ознакомления с книгами нет. Как можно перед всей церковью благословлять книги, которых не знаешь? Конечно, кто-то потом сам найдет, что ему надо, и купит, но благословение пресвитера – это уже другое. Не попадают ли в котел ядовитые растения с нашего благословения?

Но в нашем контексте, думаю, основная проблема не в новых учениях, не в искажении истины даже, а, как указывал тот же Честертон, в полном отсутствии других, уравновешивающих ее истин, в неполном преподавании истины, в пренебрежении некоторыми аспектами истины, в том, что мы любим свою истину больше, чем Истину. А вот апостол Павел не упускал возвещать «всю волю Божию», а не только любимую ее часть (Деян. 20:27).
К сожалению, сегодня вообще верующие уделяют мало внимания истине или доктринам Библии, библейскому учению, поскольку больше заинтересованы в практике, чем в богословии, в результате. Недавно я просмотрел каталог одной известной в странах СНГ христианской школы (она работает и во многих церквах Беларуси). Примечательно, что программа за последние годы изменилась: из списка предметов убрали изучение Библии, хотя раньше обзоры Ветхого и Нового Заветов были частью программы. Сегодня есть Духовное формирование, есть Менеджмент проектов, есть Этика, есть Миссия, другие предметы, но нет Библии. Не потому, что новое поколение уже знает Библию. Напротив, ситуация со знанием Библии ухудшилась. Но зачем тратить время? Ведь успеха можно достичь, не вникая в Писание, не разбирая его. К успеху ведет изучение практики Миссии и лидерства, а не изучение Библии…
Сие надлежало делать, но и того не оставлять.
Ответственность служителей – верно преподавать Слово истины (2 Тим. 2:15), зная, что искажение Слова проповедниками Евангелия может навлечь бедствие на народ.

Еще раз замечу, что сегодня интерес к доктрине и правильности ее преподавания ослаб. Нам даже трудно понять, почему когда-то апостол Павел, другие богословы так боролись за каждое слово, каждую формулировку вероучения, каждый догмат. Но ведь строгая приверженность учению и помогла христианству выстоять. Доктрины – своего рода скелет. Если ими пренебречь, христианство станет расплывчатым, удобным, мягким и пушистым, что в первое время покажется привлекательным и выигрышным, но потом мы поймем, что оно превращается просто в гуманизм, учение о человеке, а не Боге.
Честертон говорил, что человека Средних веков не слишком волновало, достаточно ли он современен, зато его очень волновало, достаточно ли он правоверен. И именно твердая догма сдержала натиск страшных чувств.
Конечно, размышляя о доктринах, надо понимать, в каких вопросах допустимы разномыслия. Ибо мы порой забываем о главном, но ставим жесткие рамки в некоторых практических аспектах служения, и такая практика становится разрушительной.

И еще один момент касательно «котла и похлебки». Многие служители видят свое служение в том, чтобы стоять у котла и проверять, кто и что туда бросает. Они тратят больше времени на объяснение ереси, нежели на проповедь истины. Контрмиссия часто популярнее миссии. Легче объяснить, против чего мы выступаем, нежели за что мы стоим. Легче определить, кто враг, и бороться против врага, чем созидать.
Однако при развитии современных технологий мы никогда не сможем уберечь наших слушателей от всех ересей; у нас не достанет времени объяснить и разоблачить все лжеучения. И не надо. Исцеляющее действие оказывает горсть муки, хлеб жизни, проповедь истины. Ядовитое растение осталось в котле, но мука сделала похлебку съедобной. И суть нашей проповеди – свидетельство о распятом и воскресшем Господе Иисусе Христе, о новой жизни с Ним, о Божьей силе и премудрости. Всегда по-новому, но не прибавляя ничего нового, мы проповедуем Евангелие. Как высказался Марцинковский о служении Яна Гуса: «Скажи истину, слушай истину, учи истину, люби истину, говори истину, защищай истину до самой смерти!» «Держись образца здравого учения, которое ты слышал от меня, с верою и любовью во Христе Иисусе» (2 Тим. 2:13).

***
Еще один момент, связанный с темой конференции («Пастор – слуга»). Давид не был тем царем, которого желал народ во времена Самуила, то есть царя «как у других народов», или царя, который «будет идти впереди нас и вести наши войны» (1 Цар. 8:20). Давид утверждал, что это Господь шел впереди армии (2 Цар. 5:19, 23) и что Он давал победы (2 Цар. 8:6, 14).
Давид не хотел быть лидером, т.е. тем, кто ведет народ. («Лидер» происходит от английского слова «to lead», что значит «вести, руководить, выводить…») Давид хотел, чтобы лидером нации был Господь, поэтому он так много внимания уделял ковчегу, поклонению, храму. Сегодня много тех, кто желает вести за собой, кто клонирует учеников по своему образу и подобию, меньше тех, кто желает вести за Иисусом.
Полезно вспомнить И.В. Каргеля. Когда он уезжал из Петербурга, уже на вокзале некоторые сестры начали сокрушаться: «Как же мы будем без вас, дорогой Иван Вениаминович». Каргель, услышал это, пал на колени и взмолился: «Господи, прости, что я вел к себе, а не за Тобою». Ведь Христос не уехал; уповаем мы не Христа, а не человека.



Загрузка: "Последний грех Давида"
Размер файла: 190Кб, скачан 50 раз
 
Комментарии отсутствуют
Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи