Широкий путь к не-благовестию

Леонид Михович

Дата: 12-07-2012 04:21  
Призыв к покаянию в последнем десятилетии XX века звучал с особой эмоциональностью и настойчивостью. Собрание или хор несколько раз повторяли слова гимна, призывающего: «Спеши теперь, спеши теперь, //Поспеши в объятья Христа!// Спеши теперь, спеши теперь,// Или ночь настигнет тебя» (Песнь возрождения, №381). Другая подобная ей песня: «Неужели уйдешь, неужели уйдешь,//Неужели уйдешь ты, не приняв Христа?//Неужели уйдешь?» (Песнь возрождения – 2500, №956) (Сейчас ее используют не для призыва, а для пения в системе караоке). Такая настойчивость и страсть были потеряны в первом десятилетии нынешнего века, как и вообще евангелизационная активность в церквах (приятные исключения всегда есть). Накопившаяся за шестьдесят лет (с усиления гонений в 1928 г. до празднования тысячелетия крещения Руси в 1988 г.) энергия выплеснулась с большой силой, но за двадцать лет ее мощь ослабла Причин тому несколько. Во-первых, после активной и бурной деятельности в условиях масштабных изменений накопилась усталость. И если прежде конфликт с государством стимулировал движение, вызывал реакцию сопротивления, в том числе в форме евангелизации, то служение в условиях (относительной) свободы произвело расслабляющий эффект. Вдобавок к этому, при отсутствии гонений и улучшении качества жизни ослабли эсхатологические ожидания. «Вечные муки» постепенно стали не столь вечными и ужасными. Чувство краткости времени притупилось, а с ним и понимание безотлагательности в вопросе спасения «погибающих». Во-вторых, церкви, особенно служители, столкнулись с необходимостью разрешения множества проблем, которые отвлекали от евангелизационного служения, например организационных и юридических вопросов, связанных с регистрацией и особенно строительством домов молитвы, и недостатком средств, в том числе обусловленным уменьшением поддержки западных церквей при резком увеличении стоимости строительства и содержания домов молитвы. Достаточно заметить, что на 2012 г. только в Минске и Минском районе в церквах Союза ЕХБ в Беларуси построено восемь зданий, куплено и реконструировано четыре, а еще шесть церквей находятся в процессе строительства. В-третьих, в результате прихода новых людей, которые не воспитывались в баптистской традиции, церквам приходится решать много вопросов, которые раньше возникали исключительно редко (разводы и повторные браки прежде всего). В-четвертых, церкви потеряли уверенность, что обусловлено снижением эффективности евангелизации и потерей собранных прежде «снопов». Например, одна из церквей к 2010 г. насчитывала 12 членов. В то же время, по свидетельству пастора, за десятилетие столько же человек было отлучено за нехристианское поведение и пренебрежение собраниями, т.е., практически все люди, которые пришли в церковь после перестройки, были потеряны. В-пятых, накопившийся до времени перестройки кадровый потенциал был в значительной степени исчерпан, а подготовка новых лидеров оказалась непростой задачей, которая не решается только в стенах духовных учебных заведений. (Безусловно, ситуация была бы намного хуже без 1,200 выпускников богословских заведений Союза, обучавшихся с 1991 г. по 2012 г.). Кроме того, многие талантливые и одаренные служители эмигрировали в Америку, где их способности реализуются не в евангелизации, а скорее в сохранении «верности Господу» в «либеральном» окружении. С 1990 по 2005 г. только из одной церкви на юго-западе Беларуси в Америку уехало больше сотни семей, причем немало многодетных. В-шестых, многие в прошлом активные евангелисты и миссионеры c развитием новых служений перешли на работу в образовательные учреждения или христианские миссии, которые в евангелизации участвуют опосредованно; на личные контакты с неверующими недостает времени. В-седьмых, утеряна уверенность в необходимости и важности открытия новых церквей в настоящее время. В 1990-х Союзом ЕХБ в Беларуси и большими церквами часто насаждались новые церкви. Если до перестройки в Минске было всего две баптистских церкви («регистрированная» и «не регистрированная»), то к 2012 г. только входящих в Союз насчитывается пятнадцать плюс десять новых церквей в Минском районе. Но к 2005 г. процесс насаждения церквей почти прекратился в связи с вышеперечисленными причинами а также вследствие неудач: некоторые из открытых после перестройки церквей не растут, фактически представляя из себя только миссионера и его семью, в лучшем случае, еще несколько непостоянных посетителей, или после периода роста уменьшаются в количестве. (Справедливости ради отметим, что одной из объективных причин может быть уменьшение населения и отток молодежи в деревнях и небольших городах.)
Все не так уж хорошо, да и диагноз (который тоже можно оспорить) – еще не решение проблемы. Но надо с чего-то начинать. И с Божьим благословением совершать «священнодействие благовествования», подражая тем, кто и не ослабевал в своей ревности. 
 
Комментарии отсутствуют
Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи